askold5 (askold5) wrote,
askold5
askold5

Из третьей книги



- Вы молодцы, - сказал боец уже на ходу. - Даже то, что вы просто дошли, это здорово. И оружие тоже, и снаряжение. Доктор спасибо за аптечки сказал, - этого добра всегда мало.
- У вас и доктор есть? Что, раненых много?
- Доктор есть, да, - согласился парень. Они прошли по коридору, перелезли через пролом в баррикаде, и после него был ещё один коридор, ведущий вбок. Всё это они, впрочем, видели ещё вчера. Теперь боец закончил выглядывать из-за перекошенной двери и начал очень осторожно спускаться первым по полуразбитому лестничному пролёту. - Не сильно нормальный доктор, но ничего. А раненых... Тяжело раненых сразу увозят, вроде бы ничего так уже всё организовано, есть куда везти. Или нести, я не знаю. Легкораненых на месте лечат. Но пока не много, не могу сказать. Уже не так, как было.
- А чего ненормальный?
Лестница наконец-то кончилась, и можно было перевести дух. Нет, оказывается ещё нельзя. И не поверите, почему. Оказалось, потому что весь разбитый первый этаж трёхэтажки был густо засран. Несмотря на холод, воняло страшно.
- Чего, спросите?.. Да того... Э, осторожней тут! И здесь не просто так это, не смотрите так. Это задумано. Вот представьте, заходит пеший патруль с очередной рэндомной проверкой. А тут дерьмища гора, бумажки гадкие лежат. Ух! Они тут же рожи кривят, и назад. Иногда проходят до лестницы, и всё. На них по три ствола к этому времени смотрят, но они и взгляд не поднимают: под ноги больше глядят... А доктор... Он чуть-чуть мозгами повёрнутый. Ну, как многие здесь, чего уж там... Сами увидите. Штык всегда примкнут - он в двух штыковых побывал, самых настоящих. На нём отразилось...
Они остановились на выходе из здания, представляющего собой полуразругешенную трёхэтажку из красного кирпича, с прохудившейся крышей, без половины рам в окнах. Вторая половина оконных проёмов была заделана кирпичами, причём явно сто лет назад, задолго до войны. Вокруг были гаражи и мастерские, ровно в середине двора торчал остов тяжелого бульдозера с опущенным ножом, ближе к краю - ещё несколько единиц строительной техники, эти в приличном состоянии. Чуть дальше были остовы выгоревших домов этажей по пять каждый, но здесь было именно старьё, остатки раздолбанного жизнью и временем "малого и среднего бизнеса". Какие-то баки, какие-то бочки, какие-то связки арматурин и прочий хлам. Боец, прищурясь, разглядывал это всё из оконного проёма рядом с дырой, в которой раньше была дверь. Он не торопился, и капитан-лейтенант молчал, ожидая, что будет дальше.
- Подождём минутку, лады? Живее будем... Не идут, так не идут. Так вот... - парень бесшумно выдохнул воздух, и его ладонь на висящем под рукой автомате расслабилась, убралась ниже. - Он когда людей лечит - ему лучше. Лечит, как может, и вроде как сам рад. А потом это перестаёт помогать, потом ему снова плохо, и это видно. Тогда ему надо пойти и убить кого-нибудь там, снаружи... Тогда ему от этого тоже плохо, но по-другому, и в любом случае уже лучше, и тогда он ещё некоторое время может работать... Блин, вот так вот.
Рома позади издал губами звук, и капитан-лейтенант напрягся. Но ничего, не дурак, продолжать курсант не стал.
- Угу... И кто осудит-то? Хорошо, что он есть. Здесь много таких, самых разных. У всех в голове или одно, или другое. Редко, кто без таракана. Один с собакой своей по четыре раза в день целуется. Плачет, и целуется. Увидете.
- Любовь? - всё же спросил сзади Рома.
- Да если бы, - довольно сухо ответил рядовой. - У него от семьи одна собака осталась. Ничего такой пёс, довольно крупная дворняга, очень умная. Папа овчар, наверное был. Или мама. А у мужика вся семья... С детьми... Они вдвоём теперь в бой ходят... И плачут тоже вдвоём...
У Антона что-то начало мешать внутри. То ли надышался в дряни в загаженном первом этаже, то ли ещё что: воздуха перестало хватать.
- Только вот командир разведчиков полностью счастливый. Совершенно нашёл себя человек. Вот кому счастье на лице сдерживать приходится... Воюет... Ох, увидите как он воюет, если задержитесь у нас. Я бы решил, что это тоже пунктик, тоже таракан мозговой... Но как же он воюет... Если бы в армии таких хотя бы один на роту был перед войной, - ох, да кто бы решил с нами связываться, а?
- Ты забыл, мы с флота.
- Да ничего, - боец пожал плечами. - Пусть с флота. Здесь же Питер, помните? Здесь флотом никого не удивишь. Я про другое.
В сотне метров впереди мелькнуло что-то белое. Антон не успел сфокусироваться, но боец, видимо, именно этого сигнала и ждал. Удовлетворенно кивнув, он обернулся к ним и кривовато ухмыльнулся.
- Потопали...
Походка у него была чуть косолапая, и во время ходьбы он то ли горбился, то ли сутулился. Было очевидно, что это бывалый солдат. Камуфляжная куртка ещё сохранила на плече тёмный овал от содранной нашивки. Наверняка тоже что-то питерское. Его ли эта куртка - тот ещё вопрос, но боец носил и её, и свой автомат, очень привычно.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments