askold5 (askold5) wrote,
askold5
askold5

Category:

Суки

Только что из питерского "ОК". После субботней работы нашел время свозить жену за продуктами.
На КАЖДОМ пешеходном переходе автостоянки вплотную друг к другу запаркованы машины. Пройти трудно пешеходу, провести телегу невозможно в принципе. Подхожу к стойке администратора: информирую о происходящем. "Да-да, мы дадим объявление". В глазах: "Да мне насрать". Никакого объявления нет, разумеется. На каждом участке, обозначенном знаком "инвалид" стоит по джипу. Вдоль проезда вплотную к магазину, где "парковка запрещена" - машины запаркованы вплотную одна к другой.
И нам ещё говорят, что будут вводить знаки "парковка для беременных"??? И что? Там хоть одна беременная сумеет запарковаться?

Из дома Игнат шёл пешком, а не ехал на машине. Наполовину это случилось оттого, что хотелось сэкономить время: даже летом в их районе по проспектам было не протолкнуться, каким бы наглым водилой ты не был. И наполовину, -- оттого, что новая его часть, чужак, зацепившийся за край его сознания, хотел посмотреть вокруг. Ему было любопытно, и это любопытство было не побороть. Впрочем, можно было признать, что он не особо и старался. Ему самому хотелось увидеть, что будет, оценить реакцию чужого. И он не прогадал. Реакция была такой яркой, такой чёткой, что до сих пор хотелось «хлопать варежкой» в удивлении от того, что он не видел этого сам. И огромным плюсом Игнат счёл явный прогресс в понимании чужака: если всего сутки назад это были просто картинки и эмоции, -- бессловесные, неоформленные, не комментируемые, -- то теперь это были если уже не слова, то что-то близкое к ним, почти оформленное.
Москва. Столица Российской Федерации, весёлый и сумасшедший город, поражающий роскошью, контрастами, пространствами, -- всего этого и многого другого в нём было через край. И этот город был оккупирован. Причём дело было даже не в количестве надписей на иностранных языках, бросающихся в глаза там и сям, с половины витрин, с половины громадных светящихся надписей на раскрашенных домах. И не в том, что исчезли сто лет стоявшие на знакомых местах булочные и молочные, -- без преувеличения десятки их. Превращённые теперь в искрящиеся хрусталём, ярко светящиеся витринами оазисы совершенно несусветной ерунды: дорогой кожи, дорогого золота, сверхдорогих тряпок.
Но прежде всего дело было в том, как выглядели теперь в этом городе люди. Почти половина ходила, глубоко вжав головы в плечи, -- точнее даже не ходила, а совершала перебежки от одного ориентира к другому. А другая «почти половина» явно состояла из оккупантов. Причём иногда они даже одеты были так же, не лучше и не иначе. Но они иначе вели себя: раздвигали движущихся навстречу опустивших глаза людей плечами, шумно перекрикивались, швыряли себе под ноги весь мусор, который производили, чтобы себя развлечь. Вслух, не стесняясь, обсуждали на разных языках попадающихся им на глаза девушек и женщин. На тех же или уже других языках, не боясь ничего, с удовольствием матерились.
Раньше Игнат как-то не замечал, насколько таких людей в городе много. Были и другие. Довольно немногочисленные интуристы, со смешанными чувствами, отражающихся на их лицах, как на экранах: недоумённое презрение, брезгливость, восторг от экзотики. Молодёжь, обычного вида, -- сплошной смех и готовность любить. Ну так вокруг и было лето, июль, со всеми его радостями. Милиция в непривычной форме, отделяющей её от всех остальных. Но, между прочим, чётко делящаяся на те же основные категории: половина изо всех сил смотрит вниз, стараясь не замечать, как ведут себя оккупанты, -- а половина явно наслаждается происходящим, и даже активно в нём участвует.
И ещё партизаны. Отдельные живые лица, отдельные взгляды, бросаемые вроде бы такими же людьми, как большая часть остальных. Если бы взгляды могли резать, улица бы залилась кровью до краёв... Эти люди были разного возраста, -- и только чужой, новый взор изнутри позволил Игнату впервые их заметить, выделить из многих десятков других лиц. А потом этот «чужой» внутри его головы куда-то делся, оставив только след, воспоминание о себе. Как нагретое место. И всё сразу поблёкло, стало более привычным. Хотя от этого не менее страшным.
-- Эй! Эгей, оглох, что ли?
Опоздавший Богдан уже поднимался к нему по ступенькам, улыбаясь и размахивая рукой на ходу. Игнат приветственно кивнул, и тут же приподнял брови: сзади Богдана нагонял высокий молодой парень в чёрной форме с жёлто-чёрными нашивками, -- охранник парковки.
-- Подождите, пожалуйста!
Богдан остановился, не дойдя до Игната буквально несколько ступеней. Обернулся, удивлённо оглядел догнавшего его парня сверху донизу.
-- Это ваша машина, серый «Ленд Ровер», вон та?
-- Ну?
-- Вы на пешеходной дорожке запарковались.
-- И шо?
Игнат видел лицо Богдана чуть сбоку, но выражение на нём было отлично знакомым. Не только ему, вообще всем.
-- Сейчас середина дня, -- всё ещё спокойно объяснил парень, -- На парковке полно мест. Уберите, пожалуйста, свою машину с пешеходной дорожки. Она обозначена «зеброй».
-- Да пошёл ты со своей «зеброй»!..
Богдан отвернулся от охранника, поднялся на ступеньку и снова широко улыбнулся.
-- По ней ходят люди с тележками, -- глухо добавил охранник в его спину. -- Могут поцарапать.
Это заставило Богдана обернуться снова.
-- Слухай, ты, говнюк. Если я увижу на своей тачке хоть одну царапину, когда вернусь... Тебе такое будет! Не просто будешь все мои ремонты до конца жизни оплачивать, а...
Он покрутил в воздухе пальцем, подбирая слова.
-- В общем, лучше ты стой и охраняй её до конца своей смены. Чтобы не поцарапали. Понял, ублюдок?
Не дожидаясь ответа, он обернулся в третий раз, поймал взгляд Игната.
-- Нет, ну ты видел, а?
-- Видел, -- подтвердил тот, разглядывая парня в шаге за спиной Богдана. Без чужого взгляда ему было не очень просто различить: «партизан» это, или нет. Может и «партизан», хотя и попроще других. А может и нет. Постояв с полминуты на ступенях, он ссутулился и побрёл вниз. То ли охранять машину, то ли куда подальше. Поверил, и решил не связываться. И, разумеется, правильно поступил. Богдан не врал: он мог сделать всё, о чём говорил. Один папин звонок -- и проблемы решаются полностью, целиком, и безоговорочно, такое уже случалось. Стоило папе Богдана ткнуть пальцем в нужную клавишу селектора, и тут бы вся смена охраны исполняла народные песни, провожая этого парня по дороге в КПЗ. И нет гарантии, что он бы доехал до мест заключения непокалеченным. Да, он мог это устроить. Да, даже ради такой ерунды. Потому что завоёванный многими усилиями авторитет стоил дорого, и ослаблять давление на окружающий мир нельзя было даже в мелочи. Съедят.
-- Ну, чего звал? -- спросил Богдан. О произошедшем только что он уже забыл. Не придал этому внимания.
-- Хорошо, что Кремль не разрешает русским иметь оружие, -- невпопад заметил Игнат.
-- Чего?
Тот кивнул ему за спину, на уходящего охранника. Сгорбленный, голова опущена, движения неверные, -- как выпивший.
-- А-а, да хрен с ним. Быдло. Пошли, посидим в «Молли», потреплемся.
-- Слышь, Богдан, а как ты думаешь, -- спросил Игнат ещё по пути, между сияющими витринами, забитыми дорогими вещами. Он даже прислушался к себе, но нет, чужое сознание не проявлялось. -- Вот что будет, если нас оккупируют? Не как сейчас, а по-настоящему: с виселицами, газовыми камерами, рвами вокруг каждого крупного города... С партизанами в лесах... Вот ты взрослый двадцатилетний человек. Что ты будешь делать?
Тот даже остановился, так изумился вопросу.
-- Да ты чё, земляк? Сбрендил? Кто нас оккупирует? Белорусы?
-- Белорусы -- это было бы неплохо. Но я вообще. Условно. Хоть марсиане. Я не просто так спрашиваю, и ты не переводи стрелки, просто ответь.
-- Ну... Я в Гоа, наверное, свалю. Там я ещё не бывал, а там, говорят, клёво.
-- А на шиши какие?
-- В смысле?
-- Даю вводную: первым делом оккупанты объявляют недействительными существующие валюты. Доллар переименовывают в «Амеро», евро в «Экю»; счета нерезидентов без обсуждений экспроприируют. Аналогично, аннулируют визы и объявляют недействительными двойные гражданства. Твоих отца и дядьку они тут же кончают. Кто ты остаёшься после этого?
-- Ты точно сбрендил, Игнатик. Иго-го. На Иннке, что ли, съехал? Надо было её...
-- Ты это брось, -- довольно резко оборвал Игнат приятеля. -- Инка не при чём. Меня сейчас, знаешь ли, другим накрыло.
Его тон немного подействовал. Они дошли до «Молли», сели за столик, заказали по кофе. Игнат не завтракал, и добавил к заказу пару тостов. Девочка ушла, изображая походкой презрение, но ему было наплевать. Эту он классифицировал сразу: ждёт своего нефтяного шейха местного разлива. Мальчики, заказывающие меньше чем на пару МРОТ на каждого, у неё не котируются.
-- Вот ты сейчас парня с дерьмом смешал. И без колебаний поломаешь его жизнь, если на выходе решишь, что вот на твоём «Эвоке» царапинка, а с вечера ты её не видел. И заметь, я не сомневаюсь, что это в твоих силах, и что ты так сделаешь! Но я о другом. Вот война, немцы. Пойдёт этот парень тебя защищать? И меня?
Богдан откинулся на спинке стула, проводил взглядом руки подошедшей с заказом официантки, и громко рассмеялся. Он принял всё за шутку.
-- А я не шучу, -- спокойно глядя ему в лицо, сказал Игнат. -- Меня вот осенило. При малейшей возможности, нас развешают на столбах от Москвы и до Гоа включительно. И та же Инна, между прочим, про себя довольно равнодушно скажет «А я так и думала». И такие как тот парень, закончив с нами, примутся за оккупантов. И за тех, кто уже здесь, и за тех, кто снаружи ждёт.

Отрывок из повести "1943 дробь 2013", принята "Эксмо"
Subscribe

  • "В одиночку", 2020

    Фильм Джонни Мартина, 2020 г., на русском вышел под названием "В одиночку". Очень простой и очень трогающий оказался фильм. Говорят, что ремейк…

  • "Красный Призрак", 2020

    Все посмотрели, и я посмотрел. И я впечатлен. Да, в общем, не самый затейливый сюжет. Мистики не оказалось - намеки в трейлере не оправдались. И это…

  • За каждым шрамом - своя история

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments

  • "В одиночку", 2020

    Фильм Джонни Мартина, 2020 г., на русском вышел под названием "В одиночку". Очень простой и очень трогающий оказался фильм. Говорят, что ремейк…

  • "Красный Призрак", 2020

    Все посмотрели, и я посмотрел. И я впечатлен. Да, в общем, не самый затейливый сюжет. Мистики не оказалось - намеки в трейлере не оправдались. И это…

  • За каждым шрамом - своя история